К уточнению понятия «приход открытого типа»
Одним из важных исследований, посвященных теме организации общины в условиях современного мегаполиса, является диссертация на соискание степени кандидата богословия белорусского священника протоиерея Феодора Повного. Автор данной публикации, подчеркивая важность вклада исследователя в богословскую науку, предлагает внести уточнение в понятие «приход открытого типа».
Статья

Тема развития приходской жизни по праву считается одной из самых главных и актуальных в современной церковной действительности. Историческая составляющая становления прихода описана довольно подробно в большом количестве русскоязычной и иностранной литературы[1]. Гораздо меньше внимания уделяется вопросам внутренней организации общины в условиях современного мегаполиса[2]. Одним из важных исследований на эту тему стала диссертация на соискание степени кандидата богословия за авторством известного белорусского священника, настоятеля Всехсвятского прихода г. Минска протоиерея Феодора Повного[3].

Не останавливаясь подробно на содержании работы, отметим, что главным вкладом исследователя в богословскую науку, несомненно, может считаться разработка понятия «приход открытого типа». Кратко поясним, как автор понимает вводимый им термин.

Строго говоря, никакого «школьного» определения в диссертации нет, «приход открытого типа» характеризуется через свои свойства: «Основной характеристикой подобного прихода является готовность и способность его священнослужителей не ограничиваться одной только богослужебной деятельностью, а вести разнообразную социальную активность, вовлекая в нее значительное число не только людей воцерковленных, но и невоцерковленных, и вовсе далеких от православия. <...> Данные виды деятельности будем в дальнейшем называть внебогослужебной»[4].

Приход открытого типа, согласно исследованию, обладает следующими характеристиками: «1) значительную часть энергии и времени священнослужители прихода посвящают работе с людьми невоцерковленными, привлекая их к различной внебогослужебной деятельности в рамках жизни прихода; 2) члены прихода и вступающие во взаимодействие с ними люди имеют возможность реализовать себя в этой внебогослужебной деятельности прихода, при этом постепенно знакомясь с ценностями, нормами и образом жизни Православной Церкви, начиная участвовать так же и в богослужебной жизни прихода; 3) в ходе реализации различных социальных, благотворительных, образовательных и иных проектов внебогослужебной деятельности приход активно взаимодействует с общественными организациями, представителями власти разного уровня, <…> придавая новый качественный уровень совместно реализуемым проектам; 4) жизнь прихода часто освещается средствами массовой информации»[5].

Условно приходу открытого типа противопоставляется приход, ориентированный исключительно на богослужебную деятельность («приход закрытого типа»). Идеальной формой прихода закрытого типа, по мнению автора диссертации, является «удаленный от населенных пунктов монастырский приход, членами которого являются глубоко воцерковленные люди, посвятившие свою жизнь духовному совершенствованию, строго соблюдающие богослужебный устав и не отвлекающиеся на мирские виды деятельности»[6]. Впрочем, далее делается оговорка, что «приходы открытого и закрытого типа, безусловно, не существуют в чистом виде, и каждый реально действующий приход совмещает в себе характеристики обоих типов» и что «каждый выполняет свою важную роль»[7].

Безусловно, сама постановка проблемы, формулировка термина и его развитие на страницах диссертации является новым словом в пастырском богословии. Однако, на наш взгляд, тот смысл, который протоиерей Феодор Повный вкладывает в вводимое им словосочетание, должен быть существенно скорректирован. Оговоримся сразу, что наша критика термина ни в коей мере не направлена против самого автора и его деятельности, которая во многом остается уникальной как для Беларуси, так и для всей Русской Православной Церкви[8].

Как мы видели, автор отталкивается от идеи внебогослужебной церковной деятельности и говорит, что «приходом открытого типа» может быть назван такой приход, который не замыкается исключительно на совершении богослужений, но ведет также разного рода общественную деятельность, которая и способствует привлечению новых членов – изначально в дела милосердия, а затем и в богослужение.

В этом определении, на наш взгляд, кроется существенное упрощение сути «открытого прихода». Ведь именно вопрос спасения, веры, «личной встречи» со Христом, то есть личного религиозного опыта, должен быть определяющим при размышлении на тему устроения приходской жизни вообще и «прихода открытого типа» в частности, этот вопрос и является самым главным при религиозном обращении человека и его приобщении к церковной общине. Более того, этот вопрос должен стоять во главе угла при организации приходской жизни во всех ее проявлениях.

Приходя в Церковь, человек приносит в нее свой личный духовный опыт, опыт встречи со Христом, Который призывает человека ко спасению. Этот личный, индивидуальный опыт является уникальным и уяснить его до конца или даже просто адекватно описать не представляется возможным. Более того, именно этот личный опыт богообщения становится истинным двигателем духовной и церковной жизни. По сути, человек становится активным членом Церкви, ощутив призвание к этому.

Что же встречает такого новообращенного в современном православном храме? Как правило, человек сталкивается на приходе с набором определенных форм поведения, с определенной субкультурой. Считается, что соблюдая определенные правила и разделяя определенные мнения по самым разным вопросам, человек приобщается к церковной культуре и к церковному быту, и только после этого в полной мере может быть назван «православным». На разных приходах этот набор «необходимых мнений» может различаться и включать в себя вопросы патриотической тематики, оценку определенных политических событий и деятелей, вопросы воспитания детей, интимной жизни, устройства и истории Вселенной, происхождения и развития жизни на земле, моделей поведения в обществе, решения спорных исторических проблем и оценки исторических деятелей, ведения хозяйства и пр. и пр. Независимо от комбинаций этих тем, можно констатировать, что на приходах сегодня, как правило, навязывается определенный шаблон (на каждом приходе – свой), следование которому, по мнению пастырей как руководителей общин, является обязательным условием приобщения к Православию, приобщения к Церкви. То есть к первоначальному духовному опыту прибавляется что-то новое, что по своей сути не имеет отношения к духовной жизни, но имеет скорее культурологический характер, и соблюдение чего, как считается, является обязательным условием пребывания в лоне Православной Церкви. Соответственно, несоблюдение поставленных условий поведения или несогласие с возведенными в канон мнениями провоцирует неприятие человека определенной общиной. Могут ли такие приходы, пусть даже они и ведут масштабную внебогослужебную деятельность, в полной мере быть названы «приходами открытого типа»? Заключается ли «открытость» в данном случае в том, чтобы принять человека в общину через внебогослужебную деятельность, а потом «перемолоть» его и сформировать по своим лекалам?

Понятие «приход открытого типа» не должно ограничиваться только внебогослужебной деятельностью, но скорее должно распространяться на всю форму общинной жизни, в том числе на духовное руководство. По этой причине мы предлагаем под «приходом открытого типа» понимать такой приход, где новообращенным не навязывается никаких моделей поведения или мировоззрений, выдаваемых за «традиционные» или «православные», но основным вектором и целью духовной жизни остается следование за Христом. Истинный «приход открытого типа» приобщает своих членов к тому, что мы предлагаем называть «чистым Православием», и не нагружает их дополнительными культурно-бытовыми «бонусами», не требует от них соблюдения того, что не имеет отношения к жизни во Христе. Такое «чистое Православие» и есть жизнь во Христе, соблюдение его заповедей, следование Его слову. В этом случае те культурно-бытовые паттерны[9], которые некоторыми могут восприниматься как обязательный атрибут христианства (или даже как цель церковной жизни), теряют свою значимость. Пред лицом вечной истины человек вынужден отбросить все свои стереотипы и интересы и заботиться о том, чтобы всегда быть со Христом.

Предвидя упреки в «протестанстве» и желании порвать связь Преданием, хотелось бы сказать, что культурно-бытовые вопросы никогда, по сути, и не были Преданием Церкви, оставаясь данью сложившейся в определенную эпоху исторической ситуации или народными традициями, которые постепенно настолько прочно вросли в церковную жизнь, что она перестала мыслиться без них.

Резюмируя мысль статьи, отметим, что термин «приход открытого типа» не может означать общину с формальным наличием внебогослужебной деятельности, но должен пониматься как такая община, где независимость духовной и церковной жизни от преходящих культурно-бытовых явлений остается основным вектором. Открытость в таком случае становится главным принципом принятия новых членов, которым не предлагается в качестве «духовного довеска» ничего преходящего. Община открытого типа, в которой духовное совершенствование верующих происходит в ходе постоянного переживания опыта личной встречи с Богом, является сегодня, на наш взгляд, наиболее востребованным типом православного прихода.



[1] Приведем названия только некоторых работ: Леонтьева Т.Г. Быт приходского православного духовенства в пореформенной России (по дневниковым записям и мемуарам) // Из архива тверских историков. Вып. 1. Тверь, 1999; Баловнев Д.А. Приходское духовенство в Древней Руси. Х – XV вв. // Православная энциклопедия Т. Русская Православная Церковь. Москва, 2000. С. 252-258; Журавский А.В. Приход в Русской Православной Церкви. ХХ в. // ПЭ Т. Русская Православная Церковь. Москва, 2000. СС. 276-294; Дружинкина Н.Г. Православные приходы в России во второй половине XIX – начале ХХ в. (на примере Санкт-Петербургской епархии). Москва, 2009; Пулькин М. В. Православный приход и власть в середине XVIII – начале ХХ века. Петрозаводск: Карельский научный центр РАН, 2009; Белоногова Ю.И. Приходское духовенство Московской епархии и крестьянский мир в начале ХХ века. (По материалам Московской епархии). Москва, 2010; ImmekusE. P . Die russisch-orthodoxe Landpfarrei zu Beginn des XX. Jhs. Nach den Gutachten der Diözesenbischöfe. Würzburg, 1978; Oswalt J. Kirchliche Gemeinde und Bauernbefreiung: Soziales Reformdenke in der orthodoxen Gemeindegeistlichkeit Russlands in der Ära Alexanders II. Gött., 1975

[2] Библиография на эту тему гораздо скромнее и состоит в основном из исследований, проводимых ПСТГУ: Приход Русской Православной Церкви. Материалы к изучению приходской жизни. М.: Православный Свято-Тихоновский гуманитарный университет, 2011;

[3] Повный Ф., прот. Организация приходской жизни в условиях современного мегаполиса: диссертация на соискание ученой степени кандидата богословия. Минск: Минская духовная академия, 2011. Там же и обширная библиография по теме.

[4] Там же. СС. 154 – 155.

[5] Там же. СС. 155 – 156.

[6] Там же. С. 156.

[7] Там же.

[8] С устройством и деятельностью Всехсвятского прихода можно ознакомиться как на страницах разбираемой диссертации, так и по публикациям в популярных журналах, например:http://foma.ru/belorusskij-xram-pamyatnik.html

[9] Тут следует оговорить, что автор данных строк ни в коей мере не выступает против воцерковления культуры, при том обязательном условии, что эта самая воцерковленная культура не будет восприниматься как необходимый элемент церковной жизни.

Комментарии ():
Написать комментарий:

Другие публикации на портале:

Еще 9