Иконоборчество
Иконоборчество – учение и религиозное движение, иногда выливающееся в те или иные социально-политические формы, частично или полностью отвергающее иконы или иные священные изображения, а также их то или иное почитание в своей и/или чужой среде.
Статья

В христианстве под иконой в широком смысле понимается любое христианское священное изображение (лиц, событий и т. д.) вне зависимости от техники: живопись, мозаика, фреска, шитье, пластика и т. д. Иконоборческие течения имели место в различное время и в разных странах. В христианстве основными считаются иконоборческие споры в Византии в VIII-IX вв.

Иконоборчество следует отличать от аниконизма: взглядов (и соответствующей практики), принципиально отрицающих (в т. ч. агрессивно) возможность изображения Бога или божества, или замещающих его аниконическим, без-образным, изображением (ср. с почитанием Бога под видом бесформенного, необработанного камня в неолите). Особо следует рассматривать и борьбу с образами, считающимися неканоническими. Это не является прямым иконоборчеством, учитывая почитание канонических икон теми же уничтожителями неканоничных образов (см. насильственное изъятие и уничтожение образов, принятых за неканоничные, в России в XVII-XIX вв.).

Крайние формы экстремизма, выражающиеся, в частности, в уничтожении религиозных образов, – например, целенаправленное уничтожение памятников культуры «новыми вандалами» (см. разрушение статуй Будды талибами в 2001 г.) – не имеют никаких теоретических, богословско-философских или других разумных обоснований и представляют собой пример бездумья, доходящего до безумия, круто замешанного на политике.

В целом любые иконоборческие позиции в христианстве сводимы либо к абсолютизации библейского запрета в Исх. 20:4 (хотя Ветхий Завет даёт примеры различной оценки Свыше одних и тех же действий в разных ситуациях, и наоборот), либо к спору о терминах, либо к простому незнакомству с вопросом и его историей. В результате богословских споров в православии было выработано учение, согласно которому икона легитимирована уже самим фактом Боговоплощения; икона Спасителя считается зримым выражением евангельских слов: «И Слово стало плотию и обитало с нами, полное благодати и истины…» (Ин. 1:14) и догмата о двух природах единого Бога Слова воплощённого.

Следует различать простое неприятие и отрицание священных изображений и борьбу с ними – вплоть до физического уничтожения.

Отрицание икон, основанное на ветхозаветном запрете, существовало в христианстве в том или ином виде параллельно с иконопочитанием изначально; так, 36-е правило Эльвирского[1] (перв. четв. IV в.) собора запрещает живописные изображения в церкви.

Позднее об иконоборческой тенденции сообщает, напр., Римский папа Григорий Двоеслов († 604), предостерегавший Марсельского епископа от уничтожения церковных образов, указывая на их дидактическое значение; на последнее указания есть и у других авторов, напр., св. Нила Синайского[2], преп. Иоанна Дамаскина[3], преп. Феодора Студита[4] и др[5].

Иконоборчество под предлогом борьбы с идолопоклонством стало частью реформ византийского имп. Льва III (717-741).

Патр. Никифор (806-815) сообщает о природных катаклизмах, которые, по его мнению, были расценены императором как знак Божия гнева и привели, в частности, к этим переменам[6].

Однако ещё ранее Константинопольский патриарх Герман (715-730) обвинял в иконоборчестве малоазийских епископов; есть сведения об иконоборческих тенденциях и в других областях христианского Востока[7].

Причины возникновения византийского иконоборчества VIII-IX вв. остаются до конца неясны; существует устойчивое мнение о влиянии отрицающих иконы ислама и иудаизма[8].

При сыне Льва III, имп. Константине V (741-775), иконоборчество было официально провозглашено в 754 г. на Иерийском «безглавом» соборе (на нем не присутствовало ни одного восточного патриарха, как не было и представителей Рима).

Победу иконопочитания утвердили в 787 г. решением VII Вселенского Собора (Никея). Впоследствии оно было запрещено иконоборческим собором 815 г., который утвердил решения «безглавого собора», а затем восстановлено Константинопольским собором 843 г. Воспоминание о последнем событии стало общецерковным праздником (Торжество Православия).

Последний всплеск иконоборчества в Византии относится к середине IX в. Споры, касающиеся священных изображений, продолжались до кон. XI в.

Учение об образе в отношении к ветхозаветному запрету чётко сформулировано уже у преп. Иоанна Дамаскина († ок. 753). Этому учению посвящены «Три слова в защиту иконопочитания», которые можно рассматривать как первую фундаментальную работу, посвящённую теории христианского образа. Важное значение имело учение о шести типах образов, выработанное в полемике с иконоборческим учением о единосущном образе. Кроме теоретических выкладок, серьёзным ходом иконопочитателей стало распространение преданий о нерукотворных образах[9].

Франкфуртский собор 794 г. и Парижский 825 г. не признали решений VII Собора (впоследствии Запад подтвердит его решения), не отвергая икон совершенно, но и не видя в них догматического и литургического значения. Особое значение имели так называемые «Карловы книги» («Libri Carolini»[10]) – трактат, составленный повелением и под именем Карла Великого (считается, что Теодульфом Орлеанским), отвергающий, ввиду путаницы латинских и греческих понятий и терминов, постановления не только «безглавого» Иерийского, но и VII Вселенского Собора[11]. Существенно, что ни иконоборцы, ни почитатели икон на Западе не используют христологический аргумент: Запад не принял мысли о том, что образ Христа является доказательством и иллюстрацией Воплощения, а образ мистически связан с первообразом, что определило разницу в почитании икон в Православии и Римском католичестве.

Полное отрицание икон на западе характерно для еретических движений – например, у альбигойцев; почитание икон отвергается Реформацией, иногда даже в агрессивных формах[12].

Знала отрицание икон и Русь[13]. Так, по свидетельству Соборного приговора 1490 г., многие «ругалися образу Христову и Пречистые образу, написаным на иконах, а инии… на многиа святыя иконы хулные речи глаголали, а инии <…> святыя иконы щепляли и огнем сжигали… А инии <…> святыми иконами и кресты о землю били и грязь на них метали, а инии <…> святыя иконы в лоханю метали, да иного поругана есте много чинили над святыми образы написанных на иконах»[14].

К причинам русского иконоборчества, кроме еретических учений и влияния западноевропейского протестантизма, вероятно, следует отнести отсутствие на Руси основных византийских произведений в защиту икон. Так, «Три слова в защиту иконопочитания» Иоанна Дамаскина или труды Феодора Студита не были переведены и, вероятно, вовсе не были известны на Руси; не был переведён даже Орос VII Вселенского собора, а определения его были известны через «Сказание о седми Вселенских соборех», содержавшееся в «Кормчей»[15].

Состояние проблемы, различные взгляды на вопрос с различных точек зрения можно найти в следующих источниках:

Александрова А.С. Ересь иконоборчества: актуальные вопросы современности // Научные труды SWorld. 2015. Т. 15. № 1 (38). С. 67-72.

Андреева Л.А. Иконоборчество // Религиоведение. Энциклопедический словарь. Под ред. А.П. Забияко, А.Н. Красникова, Е.С. Элбакян. М., 2006. С. 384.

Афиногенов Д.Е. Император Феодосий III и мифологизация византийского иконоборчества // Индоевропейское языкознание и классическая филология. 2007. № 11. С. 11-14.

Афиногенов Д.Е. Константинопольский патриархат и императорская власть в византийской литературе второго периода иконоборчества. Автореферат дисс. ... докт. филол. наук. М., 1998.

Афиногенов Д.Е. Тактика православного сопротивления в начале второго периода иконоборчества // Традиции и наследие Христианского Востока Ответственные редакторы Д. Е. Афиногенов, А. В. Муравьев. Москва, 1996. С. 63-84.

Баранов В.А. Иконоборчество // Православная энциклопедия Под общ. ред. Патриарха Московского и всея Руси Алексия II. М., 2009. С. 31-44.

Баранов В.А. Образ в контексте эпистемологических подходов иконоборцев и иконопочитателей // Akademeia: материалы и исследования по истории платонизма. № 5 (2003). С. 390-407.

Баранов В.А. Философские предпосылки идеологии византийского иконоборчества. Дисс. … канд. филос. наук. Новосибирск, 2010.

Боднарчук Д.В. Сравнение антииконоборческой аргументации прп. Иоанна Дамаскина и прп. Феодора Студита // Научный альманах. 2016. № 8-1 (22). С. 413-415.

Вальчак Д. Конфискация и уничтожение икон как элемент государственных репрессий по отношению к старообрядцам (на материале рассказа Н.С. Лескова "Запечатленный ангел" и романа П.И. Мельникова-Печерского "В лесах") // Libri Magistri. 2019. № 1 (7). С. 90-101.

Величко А.М. Иконоборчество в истории и науке // Рязанский богословский вестник. 2013. № 1 (7). С. 48-79.

Гончарко О.Ю. Логические приемы в христологических спорах в период второго иконоборчества // Acta Eruditorum. 2019. № 30. С. 11-13.

Гончарко О. Становление логических идей в Византии в период Второго иконоборчества: Феодор Студит и проблема тождества // Логико-философские штудии. 2018. Т. 16. № 4. С. 350-367.

Дерябина С.Р. Эпоха иконоборчества в византийском искусстве // Материалы XXI преподавательской и XXXIX студенческой научно-практической конференции 1997. С. 126-128.

Изотова О.Н. Агиограф монах Савва как участник иконоборческого спора // Религиоведение. 2016. № 3. С. 3-13.

Исакова Л.В. Византийское иконоборчество в хронике Евтихия Александрийского // Проблемы социальной истории и культуры средних веков и раннего нового времени. 2001. № 3. С. 104-121.

Каптен Г.Ю. Концепция священной войны в контексте иконоборческой политики // Acta Eruditorum. 2019. № 30. С. 32-34.

Копцев А.А. Богословие иконы на Западе во время византийского иконоборчества (VII–IX вв.) и в дальнейший период // Христианское чтение. 2016. № 3. С. 149-175.

Копцев А.А. Клавдий Туринский и Агобард Лионский в контексте иконоборчества // Вестник Русской христианской гуманитарной академии. 2016. Т. 17. № 2. С. 40-47.

Копцев А.А. Новое направление в исследовании богословия византийских иконоборцев в ΧΧ–ΧΧΙ вв. к 40-летию со дня кончины протоиерея Георгия Флоровского // Христианское чтение. 2019. № 4. С. 17-22.

Ложкин Е.А. Феномен иконоборчества // Некрасовские чтения Материалы III Всероссийской научной конференции (памяти докт. ист. наук проф. Ю.К. Некрасова). Гл. ред. В.А. Саблин. 2017. С. 184-187.

Луховицкий Л.В. Византийская ойкумена в иконоборческой полемике // Вестник Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета. Серия 2: История. История Русской Православной Церкви. 2017. № 77. С. 23-40.

Луховицкий Л.В. Византийское иконоборчество – спор о терминах? // Индоевропейское языкознание и классическая филология. 2010. № 14-2. С. 155-163.

Луховицкий Л.В. История первого периода иконоборчества и актуальная политика в «Apologeticus atque antirrhetici» патриарха Никифора Константинопольского // Византийский временник. 2009. Т. 68. № 93. С. 59-74.

Луховицкий Л.В. Миссия прп. Михаила Синкелла и братьев начертанных в источниках IX-XIV вв.: принципы метафразы и историческая память об иконоборчестве // Вестник Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета. Серия 3: Филология. 2013. № 4 (34). С. 58-73.

Луховицкий Л.В. «Те, кого соединил не Бог, но диавол, должны вместе отведать одних стрел и ран»: обвинение в иконоборчестве у Никифора Григоры // Античная древность и средние века. 2015. Т. 43. С. 243-263.

Лушников Д.Ю. Значение воображения в православной духовной традиции. опасности между магизмом и иконоборчеством // Христианское чтение. 2006. № 26. С. 89-110.

Мащитько О.В. Иконоборчество как идеологический феномен // Искусство и культура. 2017. № 3 (27). С. 43-47.

Мирошниченко Е.И. Оригенизм как мировоззренческое основание иконоборческих споров в Византии VIII в. // Исторические исследования в Сибири: проблемы и перспективы: Сб. материалов III региональной молодежнойнаучной конференции / Отв. ред. Р.Е. Романов; Институт истории СО РАН. Новосибирск, 2009. С. 21–27.

Могаричев Ю.М. Иконоборцы или иконопочитатели: к вопросу о религиозной ситуации в Таврике в иконоборческий период // Крымский гуманитарный вестник Сборник научных статей. Симферополь, 2017. С. 116-124.

Озолин Н., прот. К вопросу об истоках византийского иконоборчества // Искусство христианского мира. 4 (2000). C. 17-26.

Острогорский Г.А. Гносеологические основы спора о св. иконах // Seminarium Kondakovianum. II. Praga, 1928. С. 47-51.

Острогорский Г.А. Соединение вопроса в св. иконах с христологической догматикой в сочинениях православных апологетов раннего периода иконоборчества // Seminarium Kondakovianum. I. Praga, 1927. С. 38-48.

Петраш Е.В. Феномен иконоборчества в социокультурных аспектах современной России // Теория и практика приоритетных научных исследований сборник научных трудов по материалам Международной научно-практической конференции. М., 2016. С. 50-53.

Погасий А.К. Иконоборчество как фактор разделения Церкви // Вестник Казанского государственного университета культуры и искусств. 2011. № 3. С. 114-117.

Потапов И.Л. Церковно-государственные отношения в Византии в эпоху первого периода иконоборчества // Интеллектуальный потенциал XXI века: ступени познания. 2011. № 5-1. С. 97-102.

Раевская Н.Ю. Византийское иконоборчество: конфликт знака и образа // Проблемы человека: гуманитарные аспекты Сб. научн. трудов. СПб., 2005. С. 15-19.

Рамазян А.С. Анания Санахнеци. об иконопочитателях // Богословский вестник. 2017. Т. 24-25. № 1-2. С. 592-616.

Рамазян А.С. Вртанес Кертог. Об иконоборцах // Богословский вестник. 2015. Т. 18-19. № 3-4. С. 393-425.

Сидоров А. И. Послание Евсевия Кесарийского (К вопросу об идейных истоках иконоборчества) // Византийский временник. М.: Наука, 1991. Т. 51. С. 58-74.

Таубер В.А. Послание английских епископов об иконопочитании 1560 года: текст, контекст и проблема атрибуции // Vox Medii Aevi. 2018. № 2 (3). С. 70-104.

Трушина О.М. Культурно-исторический контекст становления догмата иконопочитания в христианстве // Вестник Кемеровского государственного университета культуры и искусств. 2019. № 48. С. 43-49.

Хижая Т.И. «Образам св. не поклоняться...»: восприятие библейского запрета в культуре русских субботников XVIII–XIX вв. // Культура славян и культура евреев: диалог, сходства, различия. 2018. № 1. С. 115-133.

Чекалова А.А., Уваров П.Ю. Византия эпохи "темных веков" и иконоборчества // Всемирная история в 6 томах. Российская академия наук, Институт всеобщей истории. Москва, 2012. С. 203-216.

Шайхисламова Р.М. Иконоборчество как разрушительная сила симфонии властей // Мир Евразии: от древности к современности Сборник материалов Всероссийской научной конференции. Отв. ред. Е.А. Круглов. 2018. М., С. 77-82.

Baranov V. A. Origen and the Iconoclastic Controversy // Origeniana Octava. Origen and the Alexandrian Tradition / Ed. Lorenzo Perrone. Bibliotheca Ephemeridum Theologicarum Lovaniensium 164. Vol. 2. Leuven: Peeters, 2003. P. 1043-1052.

Baynes N. Idolatry and the Early Church // Byzantine Studies and Other Essays. London: Athlone Press, 1960. P. 116-43.

Besançon A. The Forbidden Image: An Intellectual History of Iconoclasm. Chicago; University of Chicago Press, 2000.

Brown P. A Dark-Age Crisis: Aspects of the Iconoclastic Controversy // English Historical Review 88 (1973). P. 1-34.

Brubaker L. Inventing Byzantine Iconoclasm. London, Bristol Classical Press, 2012.

Brubaker L. On the Margins of Byzantine Iconoclasm // Byzantina-Metabyzantina: La périphérie dans le temps et l'espace / ed. P. Odorico, Dossiers Byzantines, vol. 2. Paris: École des Hautes Études en Sciences Sociales, 2003. P. 107-117.

Brubaker L., Haldon J. Byzantium in the Iconoclastic Era, c. 680-850: A History. Cambridge: Cambridge University Press, 2011.

Eisner J. Iconoclasm as Discourse: From Antiquity to Byzantium // Art Bulletin. 2012. Vol. XCIV. № 3. P. 368-394.

Florovsky G. Origen, Eusebius and the Iconoclastic Controversy // Church History, 19/2 (1950). S. 77-96.

Freedberg D. The Structure of Byzantine and European Iconoclasm // Iconoclasm / Еd. A. Bryer, J. Herrin. Birmingham: Center for Byzantine Studies, 1977. P. 165-77.

Henry P. What Was the Iconoclastic Controversy About? // Church History 45 (1976). P. 16-31.

Karahan А. Byzantine Iconoclasm: Ideology and Quest for Power // Iconoclasm from Antiquity to Modernity / Eds. K. Kolrud and M. Prusac. Farnham Surrey: Ashgate Publishing Ltd, 2014. P. 75-94.

Kitzinger E. The Cult of Images in the Age before Iconoclasm // Dumbarton Oaks Papers 8 (1954). P. 84-150.

Kriza A. A kozepkori orosz kepvedo irodalom. I.resz. Bizanci forrasok / Криза А. Древнерусские тексты в защиту икон. Ч. 1: Византийское наследие. Budapest: Russica Pannonicana, 2011

Velikov Yu. Image of the Invisible. Image Veneration and Iconoclasm in the Eighth Century. Veliko Turnovo: Veliko Turnovo University Press, 2011.

 

[1] Об Эльвирском соборе см.: Копцев А.А. Эльвирский собор: к вопросу об иконоборческих тенденциях в христианстве // Христианское чтение. 2018. № 4. С. 79–85.

[2] S. Nili Epist. Lib. IV, LXI // PG 79, col. 577.

[3] Joannis Damasceni Pro sacris Imaginibus Oratio I. 17 // PG 94, col. 1248.

[4] Theodori Studitae Antirrheticus I, // PG 99, col. 340.

[5] О дидактической роли икон см.: Изотова О.Н. Дидактическая функция священных изображений в византийском богословии иконоборческой эпохи // Вестник Северного (Арктического) федерального университета. Серия: Гуманитарные и социальные науки. 2017. № 6. С. 82-89.

[6] Об этих событиях: Евдокимова О.М. Константинопольское землетрясение 740-741 г. в контексте первого иконоборчества // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. 2012. № 12-2 (26). С. 62-66; Она же. Природные катаклизмы в генезисе византийского иконоборчества (726-843 гг.) // Общество. Среда. Развитие. 2012. № 4 (25). С. 234-237.

[7] На этот счёт есть статьи: Заплатников С.В. К вопросу о роли малоазийского епископата в распространении иконоборчества в Византии в начале VIII века // Вестник Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета. Серия 1: Богословие. Философия. 2013. № 4 (48). С. 30-39; Он же. Богословие иконы в «Посланиях» патриарха Германа I Константинопольского // Ежегодная богословская конференция Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета. 2010. Т. 1. № 20. С. 192-195; Рамазян А.С. К вопросу о причинах иконоборчества в средневековой Армении // Вестник Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета. Серия 3: Филология. 2013. № 5 (35). С. 76-85.

[8] Вопрос затрагивается в недавних публикациях: Зайцев П.Л. Платон и традиционный ислам: метафизические предпосылки иконоборчества // Актуальная теология: материалы Всероссийской молодежной научно-практической конференции. Отв. ред. Е.В. Кузьмина. 2014. С. 7-10; Ремыга А.А. Неиконичность ислама как один из источников византийского иконоборчества: аргументы «за» и «против» // Ислам в Сибири: вызовы времени. Сборник докладов Международной научной конференции. 2016. С. 76-79.

[9] Основная аргументация византийских иконоборцев и иконопочитателей представлена в статьях: Лурье В.М. Логика иконопочитателей в период второго иконоборчества // Труды института русского языка им. В.В. Виноградова. 2016. Т. 9. С. 39-57; Печатнов В.В. Богословие византийского иконоборческого кризиса: периодизация и богословские споры при императоре Льве III // Вестник Вятского государственного гуманитарного университета. 2015. № 11. С. 32-43. Он же. Богословие византийского иконоборческого кризиса: христологический и схоластический этапы богословских споров // Вестник Вятского государственного университета. 2016. № 1. С. 36-47.

[10] Opus Caroli Regis contra Synodum (Libri Carolini) / herausgegeben von A. Freeman (Monumenta hermaniae historica. Conciliae. T. II. Suppl. I). Hannover, 1998.

[11] О «Карловых книгах» и западном иконоборчестве см.: Стасюк В. Каролингские книги: история составления // Труды Перервинской православной духовной семинарии. 2012. № 4. С. 25-42; Он же. Каролингские книги: религиозная концепция // Труды Перервинской православной духовной семинарии. 2012. № 6. С. 102-122; Он же. Генезис франкского иконоборчества // Труды Перервинской православной духовной семинарии. 2013. № 8. С. 118-135.

[12] О протестантской реакции см. в частности: Иванкина А.В. Иконоборческое движение в Нидерландах в XVI в. как этап культурной метаморфозы европейской цивилизации // Метаморфозы истории. 2019. № 13. С. 63–80.

[13] Веппе Л.А. Иконоборчество в Московской Руси как идентификация реформационных движений в Западной Европе // Проблемы истории и культуры средневекового общества материалы XXXVIII всероссийской научной конференции студентов, аспирантов и молодых ученых. 2018. С. 241-246.

[14] Голейзовский Н.К. «Послание иконописцу» и отголоски исихазма в русской живописи на рубеже XV–XVI вв. // Византийский временник. Т. 26 (51). 1965. С. 220.

[15] См. на этот счёт: Криза А. Византийские источники древнерусского богословия иконы – четьи тексты Торжества Православия // Studia Slavica. 51/3-4 (2006). Р. 373-386; Она же. Исихазм и иконопочитание. Анагогическая функция иконы в богословских трудах Московской Руси и Киевской митрополии в XV-XVI вв. // Православие Украины и Московской Руси в XV-XVII веках: общее и различное / Под ред. М.В. Дмитриева. М.: «Индрик», 2012. С. 19–\-22. См. ткж.: Kriza A. A kozepkori orosz kepvedo irodalom. I.resz. Bizanci forrasok. Криза А. Древнерусские тексты в защиту икон. Ч. 1: Византийское наследие. Budapest: Russica Pannonicana, 2011.

 

Комментарии ():
Написать комментарий:

Другие публикации на портале:

Еще 9