Осмысление учения о Filioque у протоиерея Думитру Станилоэ
Доклад Егора Резниченко (СПбДА), представленный в Московской духовной академии на межвузовской студенческой конференции «Актуальные проблемы современной богословской науки» (2-3 мая 2011 г.), освещает мнение известного румынского православного богослова протоиерея Думитру Станилоэ относительно учения о Filioque.
Статья

Протоиерей Думитру Станилоэ (1903–1993) – известный румынский православный богослов. Интересен этот человек прежде всего своим богословским наследием и личной судьбой. Его наиболее известный труд – «Православное догматическое богословие» в 3-х томах (Teologia Dogmatică Ortodoxă, 1978). Круг его богословских интересов был очень обширным. Д. Станилоэ – блестящий патролог. Он является одним из главных специалистов по богословию свт. Григория Паламы, под его редакцией в течение 45 лет вышло 12 томов «Добротолюбия», снабженного научным комментарием.

1. Критика западной интерпретации отношений Сына и Святого Духа

Конечно, являясь видным мыслителем, он не мог обойти вопросы отношений православия  с инославием. Его румынское происхождение обусловило хорошее знакомство с католическим и протестантским богословием, так или иначе влиявшим на историю Румынии. Его интерес к экуменическому движению стал причиной того, что Д. Станилоэ занялся продумыванием некоторых спорных богословских вопросов, разделяющих Восток и Запад.

Одним из таких вопросов является учение о Filioque, которое есть некая попытка объяснить отношения Сына и Святого Духа. Являясь приверженцем наследия святых отцов, Д. Станилоэ вынес на суд современников свои рассуждения о различных пониманиях этого учения, свою критику и осмысление последствий. Стоит отметить, что в этой богословской «новинке» он не видит реальной причины нынешнего разделения, ибо, по его словам, при надлежащем комментарии это учение можно понять и принять[1].

Данная тема отражена в первом томе «Teologia Dogmatică Ortodoxă», который имеется в английском переводе под названием «The Experience of God» (1994), а также в ряде статей, доступных в английском и русском переводах.

Д. Станилоэ отмечает, что доктрина Filioque имеет под собой психологическое обоснование[2], которое строится на примере аналогий с человеческой душой (ум, мысль, воля). В ответ он предлагает именно богословское осмысление Троицы как примера высшей интерсубъективности[3], имеющей своим основанием любовь и радость. Безусловно, источником его рассуждений являлось святоотеческое наследие.

Он отталкивается от того, что некоторые византийские богословы, говоря об отношениях между Сыном и Святым Духом, использовали термины «сияния» Духа через Сына или «почивания» Духа на Сыне[4]. Он поясняет: «Предпочтительнее будет использовать термин “исхождение” для определения отношений Духа к Отцу, а отношение Его к Сыну описывать посредством термина “проходит”, употребляемого наряду с другими терминами, такими как “воссиявает через”, “является через”, терминами, которые использовались восточными отцами»[5]. Но еще одним важным постулатом является именно взаимное утверждение различия Лиц Троицы посредством их взаимодействия. Такая строгая схема интерсубъективных отношений никак не предполагает, чтобы у исхождения Святого Духа была причина в двух Ипостасях[6]. Отец и Сын – это различающиеся Ипостаси, связанные единой природой и любовью. Эта самая любовь имеет смысл как раз в их различии. Поэтому, когда католическая доктрина сильно сближает эти Ипостаси путем приписывания общей причинности исхождения Духа, сильно сокращается пространство любви Отца и Сына, а также их ипостасное различие[7]. В этом случае Святой Дух, призванный также подчеркивать ипостасное различие Лиц Троицы в пространстве любви Отца и Сына, делается не третьим, а словно вторым Лицом. Отец и Сын становятся некоей неясной целостностью, которая является причиной иной Ипостаси, которую, в силу такого происхождения, уже нельзя назвать Личностью в строгом смысле[8]. Д. Станилоэ отмечает: «Система личных местоимений, выражающая данную реальность и необходимая для конкретизации каждого лица, не только “я и ты”, но “я, ты и он”. Для того, чтобы сказать “я”, не достаточно сказать просто “ты”, нужно сказать также “он”. Это значит, что для своего самовыражения я должен проявить себя не только в отношении к “тебе”, но также и в отношении к “нему”, т.е. к тому, кто одновременно связан и с “тобой” и со “мной”»[9].

В качестве примера логической завершенности посылов учения о Filioque Д. Станилоэ приводит мысли современного ему католического богослова Герберта Мюлена (Herbert Mühlen). Он, в частности, ассоциирует Святого Духа с неким «Мы», конституируемым Отцом и Сыном. Святой Дух – это некий общий акт, общее отношение между Отцом и Сыном[10]. Таким образом, Святого Духа с трудом можно назвать Личностью, хотя Мюлен утверждает, что личностность Духа обретается как раз-таки в этом единстве, Божественном перихорезисе Отца и Сына[11]. Получается такая схема: Отец + Сын = Божественная сущность = Святой Дух[12]. Святой Дух становится безличным пространством, куда погружаются Отец и Сын. А это, по мнению Д. Станилоэ, весьма напоминает плотиновскую теологию[13]. Он резюмирует: «Православное богословие избежало опасности впасть в такого рода имперсонализм и просто приняло Сына и Духа как реальные Личности, явственно данные через рождение и исхождение. Нет такого обязательства объяснять посредством процессов в душе до конца не ясную доктрину исхождения Святого Духа от Отца и Сына как от одного начала, и не стоит стремиться объяснить модус происхождения Божественных Лиц посредством аналогий с душой, но необходимо выразить это через апофатические термины рождения и исхождения»[14].

Г. Мюлен отвергает понятия «рождение» и «исхождение», так как это вводит в Троицу три актуальных начала. Троица же должна иметь единое начало[15]. Но Д. Станилоэ в ответ подчеркивает, что византийское богословие всегда видело в Троице единое начало, которым является Отец. Именно Он обеспечивает ипостасную идентичность остальных Личностей, а не общее Божественное естество, делающее такие различия относительными[16]. Д. Станилоэ пишет: «Общая радость, которую Отец имеет в Сыне, наполняет Сына возрастающей радостью в Отце. Помимо этого, Сын также сообщает радость, которую Он имеет в Отце, третьему субъекту, причем без становления причиной Его исхождения, Который уже существует через исхождение от Отца. Дух участвует в радости, которую Отец принимает от Сына, так как Он исходит от Отца и имеет часть в той радости, которую имеет Сын в Отце, таким образом сияя в Сыне»[17]. В другом месте он говорит: «Отец – причина исхождения Духа (от Самого Себя) для того, чтобы иметь связь со Своим Сыном, быть в более тесном единстве с Сыном посредством Духа. …Сын остаётся Сыном в отношении к Отцу в качестве Его как Отца, Который есть также и преизбыточествующий источник Духа. Только таким образом в отношении к Сыну Дух может быть Духом Сына Отца, и в отношении к Отцу – Духом Отца Сына»[18].

Д. Станилоэ отмечает последствия доктрины Filioque и в жизни Церкви: «Умаление важности Святого Духа сравнимо с умалением Сына, и это явление имеет свое происхождение в Filioque. Существует и некое сведение Духа к Сыну. Оба эти факта конституируют причину, по которой в Римско-Католической Церкви такое нечастое упоминание присутствия и активности Духа. Христос Слово, передавая свою власть Петру и его преемникам, а также отчасти преемникам других апостолов, и отступив в Вознесении на отдаленное и трансцендентное место, оставил Духа вместе с собой. Характер правового общества отобразился на Церкви – обществе, управляемом рационально и в абсолютистской манере папой вместе с пренебрежением активного и постоянного присутствия Духа внутри нее и внутри всех верующих. Так же и присутствие Христа неразрывно связано с присутствием Духа. Папа, епископы и пресвитеры заняли место отсутствующего Христа, Который не присутствует посредством Духа в сердцах верующих (теория викариатства)»[19].

Исследователь наследия Д. Станилоэ Р. Роберсон добавляет по этому поводу, что Запад потерял необходимое понимание миссии Святого Духа в устроении Церкви. Субординация Святого Духа по отношению к Сыну привела к исключительно христологическому пониманию Церкви, что повлекло за собой преувеличенную институционализацию церковной жизни[20].

2. Православное осмысление отношений Сына и Святого Духа

Д. Станилоэ довольно подробно останавливается на возможности правильной интерпретации Filioque в его наиболее подходящем значении. Он подмечает мысль католического богослова Ж.-М. Гаррига о том, что сам термин не вполне удачен и корректен. Сам Ж.-М. Гарриг предлагает вместо «qui ex Patre, Filioque procedit» читать «qui ex Patre et a Filio procedit», то есть «Который исходит из Отца и от Сына»[21].

Итак, Д. Станилоэ отмечает, что «отношение происхождения между Сыном и Святым Духом не является необходимым, и, с другой стороны, обязательно существует определенное отношение, которое различает Сына и Святого Духа как Личностей»[22]. Целью православной апологии было разграничить вечные отношения Сына и Святого Духа с временной миссией посыла Духа в Церковь[23]. В этом, по сути, и заключается проблема Filioque – вечная и временная миссии Святого Духа были отождествлены.

Д. Станилоэ предлагает объяснение этой проблеме: «Мы можем предположить, что такое равнодушие к вопросу о послании Духа в мир, к вопросу о нетварных энергиях, объясняется тем, что на Западе была утрачена идея об обожении человека, усыновлении его Богом. На Западе вопрос о взаимоотношениях между божественными Ипостасями носил почти исключительно внутритроичный характер, и потому, как относящийся к области спекулятивного богословия, не имел следствий для практической жизни, для дела спасения человека, понимаемого как его преображение. На Востоке на внутритроичные взаимоотношения смотрели как на источник связи Троицы с творением и как на основание спасения человека. Поэтому на Востоке никогда не отрицали, что факт послания Сыном Духа обуславливается наличием особых вечных отношений между Сыном и Духом, и что существуют также особые отношения между Отцом и Сыном, служащие основанием для послания Сына в мир. На Западе, напротив, этот факт наличия вечных отношений Духа к Сыну не предполагал возможность послания Духа человеку с целью обожения и усыновления его Богу»[24].

Д. Станилоэ отмечает, что в апологиях святые отцы, жившие после раскола, отталкивались от старой патристической мысли исхождения Духа «через Сына»[25]. По нашему мнению, наиболее интересно привести здесь мысли Григория II Кипрского (1241–1289) и свт. Григория Паламы (1296–1359), которых исследовал сам Д. Станилоэ.

Григорий Кипрский говорит, что выражение «через Сына» выявляет сияние, обнаружение Духа через Сына. Святой Дух ниспосылается через Сына, но не имеет основания (ὑφίσταται) через Сына и от Сына[26]. Отец (προβολεύς) – единственная причина исхождения (προβολή) Духа, а также его сияния в Сыне (πρόοδος). Несмотря на то, что эти акты сильно связаны, они имеют различие, где второй акт зависим от первого, хотя оба познаются вместе[27].

Несмотря на то, что в рассуждениях Григория Кипрского Д. Станилоэ видит слабость в использовании синонимичных терминов (προβολή; πρόοδος – здесь риск отождествить бытийное испускание Духа Отцом и бытийное исхождение Духа, где его сияние в Сыне описывается тем же термином), он так оценивает мысль Григория Кипрского: «…это различение позволяет сохранить иерархичность Троицы. Если бы Сын, имея причину в Отце, стал бы причиной Духа, то что мешает Духу, имея причину в Сыне, стать причиной иного лица и так далее. В Троице же одна беспричинная ипостась – Отец. Отец же – единственная причина других Лиц Троицы»[28].

Мысль свт. Григория Паламы является хорошим продолжением начинания Григория Кипрского. Святитель как раз-таки отталкивается от понятий любви и радости, которые Лица Троицы сообщают друг другу[29]. Сын любит Отца через Духа как Того, Который родил Его и был причиной исхождения Духа. И с такой любовью Он не перестает быть Сыном, не становится идентичным Отцу. Любовь Сына к Отцу не такая же, как Отца к Сыну. Через Духа Сын отвечает своей собственной радостью той радости, которую проявляет Отец. То есть Сын не является инициатором радости. Поэтому, как Сын, Он не может обладать Духом так же, как Отец. Но обладает Духом, поскольку Его посылает Отец. Если бы Сын был причиной исхождения Духа, то не имел бы Своего именно сыновнего общения с Отцом через Духа. Их Ипостаси стали бы идентичными[30]. Сияние Святого Духа из Сына – это не что иное, как ответ Сыновней любви на инициативную любовь Отца, Который есть причина исхождения Духа[31].

3. Заключение

Таким образом, по мысли Д. Станилоэ, доктрина Filioque – некорректная попытка осмыслить внутритроичные отношения. Однако при правильной интерпретации данная доктрина может найти отголоски и уточнение в византийском богословии, которое избежало такой рационализации Троицы. Отношения Сына и Святого Духа – сложная, но крайне важная тема. Особенность этой темы в том, что она не зацикливается в себе, но имеет последствия в понимании устроения Церкви в ее христологическом и пневматологическом измерении. Поэтому надлежащее прояснение этой доктрины повлечет за собой решение многих вопросов экклезиологии, которые на данный момент являются наиболее спорными в диалоге с инославием.

Список источников и литературы:

1.     RobersonR. G. DumitruStǎniloaeonChristianUnity // DumitruStǎniloae: Tradition and Modernity in Theology / Ed. by Lucian Turcescu. Iaşi, Oxford, Palm Beach, Portland: The Center for Romanian Studies, 2002. P. 104–125.

2.     Staniloae D. The Experience of God. Brookline: Holy Cross Orthodox Press, 1994. 280 p.

3.     Staniloae D. The Holy Trinity: Structure of Supreme Love // Theology and The Church. N. Y., 1980. P. 73–108.

4.     Staniloae D. Trinitarian Relations and the Life of the Church // Theology and the Church. N. Y., 1980. P. 11–44.

5.    Верещагин Е. Взыщите Бога, и жива будет душа ваша. Беседы с проф. Фомой Шпидликом (Рим) // Журнальный зал. Дата обновления: 24.03.2011. URL: http://magazines.russ.ru/continent/1999/101/ve12.html (дата обращения: 19.04.2011).

6.     Станилоае Д. Происхождение Святого Духа от Отца и Его отношение к Сыну как основание нашего обожения // Церковь.ру. URL: http://lib.cerkov.ru/preview/5838 (дата обращения 19.04.2011).

 


 

[1] Верещагин Е. Взыщите Бога, и жива будет душа ваша. Беседы с проф. Фомой Шпидликом (Рим) // Журнальный зал. Дата обновления: 24.03.2011. URL: http://magazines.russ.ru/continent/1999/101/ve12.html (дата обращения: 19.04.2011).

 

 

[2]Staniloae D.The Experience of God. Brookline: HolyCrossOrthodoxPress, 1994. P. 247.

 

 

[3]Ibidem.P. 262.

 

 

[4]Ibidem.P. 262.

 

 

[5]Станилоае Д. Происхождение Святого Духа от Отца и Его отношение к Сыну как основание нашего обожения // Церковь.ру. URL: http://lib.cerkov.ru/preview/5838 (дата обращения 19.04.2011).

 

 

[6]Staniloae D.The Experience of God. Brookline: HolyCrossOrthodoxPress, 1994. P. 263.

 

 

[7]Staniloae D.The Experience of God. Brookline: HolyCrossOrthodoxPress, 1994. P. 271.

 

 

[8]Ibidem.P. 271.

 

 

[9]Станилоае Д. Происхождение Святого Духа от Отца и Его отношение к Сыну как основание нашего обожения // Церковь.ру. URL: http://lib.cerkov.ru/preview/5838 (дата обращения 19.04.2011).

 

 

[10]Staniloae D.The Experience of God. Brookline: HolyCrossOrthodoxPress, 1994. P. 272.

 

 

[11]Ibidem.P. 272.

 

 

[12]Ibidem.P. 273.

 

 

[13]Staniloae D.The Experience of God. Brookline: Holy Cross Orthodox Press, 1994. P. 274.

 

 

[14]Ibidem.P. 274.

 

 

[15]Ibidem.P. 275.

 

 

[16]Ibidem.P. 275.

 

 

[17]Ibidem.P. 275.

 

 

[18]Станилоае Д. Происхождение Святого Духа от Отца и Его отношение к Сыну как основание нашего обожения // Церковь.ру. URL: http://lib.cerkov.ru/preview/5838 (дата обращения 19.04.2011).

 

 

[19]Staniloae D. The Holy Trinity: Structure of Supreme Love // Theology and The Church. N. Y., 1980. P. 107.

 

 

[20] Roberson R. G. DumitruStǎniloae on Christian Unity // DumitruStǎniloae: Tradition and Modernity in Theology / Ed. by Lucian Turcescu. Iaşi, Oxford, Palm Beach, Portland: The Center for Romanian Studies, 2002. P. 110.

 

 

[21]Станилоае Д. Происхождение Святого Духа от Отца и Его отношение к Сыну как основание нашего обожения // Церковь.ру. URL: http://lib.cerkov.ru/preview/5838 (дата обращения 19.04.2011).

 

 

[22]Staniloae D. Trinitarian Relations and the Life of the Church // Theology and the Church. N. Y., 1980. P. 15.

 

 

[23]Ibidem.P. 16.

 

 

[24]Станилоае Д. Происхождение Святого Духа от Отца и Его отношение к Сыну как основание нашего обожения // Церковь.ру. URL: http://lib.cerkov.ru/preview/5838 (дата обращения 19.04.2011).

 

 

[25]Staniloae D. Trinitarian Relations and the Life of the Church // Theology and the Church. N. Y., 1980. P. 15.

 

 

[26]Ibidem.P. 17.

 

 

[27]Ibidem.P. 18.

 

 

[28]Ibidem.P. 22.

 

 

[29]Staniloae D. Trinitarian Relations and the Life of the Church // Theology and the Church. N. Y., 1980. P. 30.

 

 

[30]Ibidem.P. 30.

 

 

[31]Ibidem.P. 42.

 

 

Комментарии ():
Написать комментарий:

Другие публикации на портале:

Персоналии
Персоналии
Еще 9