Знание о себе
Знание о себе (self-knowledge) – это разновидность знания, главной отличительной характеристикой которой является то, что следует из названия, то есть что это знание некоего субъекта о самом себе.
Статья

Каждый из нас имеет интуитивное представление о «внешнем» мире реальных объектов, таких как люди, деревья и камни и так далее, и «внутреннем» мире ментальных событий, таких как наши мысли, установки, эмоции, ощущения и так далее. Знание о себе – это чаще всего знание, имеющее отношение к нашему «внутреннему» миру. Большинство философов признают отличия этого типа знания от других, однако существует множество мнений относительно того, по каким именно критериям отличается данное знание. В зависимости от этого могут меняться как интерпретации происходящих ментальных событий, так и их эпистемологическое описание. По этой причине проблема такого рода знаний крайне важна в вопросах философии религии, философии сознания и в особенности в вопросах, касающихся личного опыта.

Чаще всего знание о себе характеризуется следующими отличительными чертами. Во-первых, знание о себе обладает особой степенью эпистемической надежности. Сама эта идея достаточно близка обычной интуиции, поскольку любой человек по умолчанию предполагает, что свой внутренний ментальный мир он знает лучше, чем остальные. Во-вторых, во многих случаях знание о себе приобретается с использованием особого эксклюзивного доступа от первого лица. В-третьих, ваше знание о себе отличается потому, что именно вы являетесь тем, кто обладает этим знанием. В-четвертых, вы обладаете особым авторитетом, когда речь идет о высказываниях в отношении ваших ментальных состояний. Не все философы принимают именно эти критерии отличия знания о себе, однако общая идея остается той же: если мы выделяем знание о себе как особую разновидность знания, то нужно показать, как отличается ваше отношение к знанию о себе и отношение к нему третьего лица, которое не является вами. Однако что все это значит на практике?

Предположим, прохожий случайно наступил вам на ногу и, извиняясь, спросил: «Вам не больно?» Вы отвечаете: «Нет», однако он вам не верит и продолжает извиняться. Есть ли у него для этого основания? А если рядом будет проходить психолог, специализирующийся на внешних признаках ощущений, и скажет про вас: «Да, совершенно очевидно, что ему больно», то кому должен верить извиняющийся прохожий, вам или психологу-специалисту? Если мы исключим из этой ситуации вероятность того, что кто-то из вас обманывает, то ответ на этот вопрос определит статус знания о себе. Если мы полагаем, что каждый субъект обладает особым эксклюзивным доступом к собственным ощущениям, тогда и приоритет всегда у того, кто отчитывается о собственных ощущениях. Если же нет, тогда, вероятно, приоритет следует отдать специалисту, ведь он разбирается в этом лучше.

Что может повлиять на анализ знания о себе? В первую очередь это сравнение степени надежности знания о себе и знания о другом. Большинство философов отрицают возможность безошибочного знания о собственных ментальных состояниях, если мы говорим обо всех возможных случаях такого знания. Например, мы можем ошибаться в анализе собственного состояния в том случае, если сама методика этого анализа или часть данных получена из внешнего источника. Однако знание о себе чаще всего более надежно, чем другие способы получения знания, такие как, например, зрение и слух.

Для того чтобы увеличить степень безошибочности, мы должны сузить критерии и указать на то, что знание о себе должно быть приобретено с помощью такого особого инструмента познания, которым третье лицо не могло бы воспользоваться для приобретения знания о себе. Одним из таких инструментов познания является интроспекция. Интроспекция (от introspectio, буквальный перевод: «смотрение внутрь») – это особый процесс, с помощью которого субъект узнает о собственных ментальных состояниях и процессах. Если вы полагаете, что знание о себе приобретается частично или полностью путем интроспекции, то вы обеспечиваете знание о себе необходимым эксклюзивным источником информации. Другой способ это сделать, появившийся в философии позднее, называется транспаренция (transparent – буквально «прозрачный»). Если интроспекция направлена «внутрь», т. е., условно, «от внешнего мира», то транспаренция направлена вовне, однако особым образом. Она предполагает, что вы смотрите на мир сквозь ваши ментальные состояния, и поэтому этот подход ассоциирует определенным образом ваши знания о внешнем мире и знания о вашем внутреннем состоянии.

Однако у нас все еще есть основания для сомнений. Сначала бихевиористы, а затем и функционалисты, развившие их идеи (например, Г. Райл, Д. Деннет и др.), отрицали отличия знания о себе как особой разновидности знания. Вот два возможных основных аргумента в пользу такого подхода. Во-первых, если мы сможем показать, что любые высказывания от первого лица могут быть перефразированы в высказывания от третьего лица, это укажет на то, что с точки зрения языка особых отличий между этими ситуациями нет. Если же мы сможем показать, что все знания о мире могут быть приобретены с позиции третьего лица, тогда для знаний от первого лица не останется особого места. Однако мы все еще можем утверждать, что знание о себе приобретается более надежным способом. Во-вторых, можно привести возражение относительно надежности приобретения знания о себе, поскольку есть эксперименты, подтверждающие, что люди не всегда в состоянии безошибочно анализировать даже собственные ментальные состояния (хотя против таких исследований существует ряд довольно убедительных возражений). Кроме того, само по себе отличие в способе приобретения знания не всеми может быть признано достаточным, поскольку знание о мире приобретаются различными органами чувств, тем не менее различные типы знания под каждую разновидность восприятия мы не выделяем. Существует также особый подход к анализу знания о себе, именуемый экспрессивизм, согласно которому высказывания о собственных ментальных состояниях можно сравнить с эмоциональными выкриками вроде «Ай!» в момент болевых ощущений. Согласно данному подходу, высказывания о себе не выражают истину или ложь, по крайней мере не в большей степени, чем разного рода эмоциональные звуки.

Однако, как уже было сказано ранее, различные подходы, признающие особенности знания о себе, преобладают. Лишь часть существующих подходов расценивают механизм получения знания о себе как интроспекцию. Следует заметить, что в большинстве случаев дискуссия, касающаяся знания о себе, является более объемной и включает в себя проблемы интроспекции.

Коротко рассмотрим некоторые из существующих подходов. Во-первых, можно утверждать, что мы знаем о наших ментальных состояниях через непосредственное знакомство с ними (Acquaintance Accounts). Такой подход восходит как минимум к Р. Декарту, а также связывается с именем Б. Рассела. Данный подход предполагает, что наши ментальные состояния непосредственно даны нам в опыте и этот опыт является прямым обоснованием для наших знаниях о таких ментальных состояниях. В настоящее время развитием этого подхода занимаются в том числе Д. Чалмерс, Э. Соза, Б. Джертлер, Р. Фумертон и др. Во-вторых, мы можем рассматривать интроспекцию как такую разновидность восприятия, которая направлена «внутрь» (Inner Sense Accounts). Данный подход можно обнаружить уже у Дж. Локка, ближе к настоящему времени его в различных формах развивали А. Голдман, Д. Армстронг, С. Шумейкер. Интересно, что данный подход не исключает, что мы можем таким же образом получать информацию о ментальных состояниях других субъектов, что нам удастся технически реализовать нечто вроде телепатии. Важно заметить, что такое внутреннее чувство является специфическим инструментом для познания ваших ментальных состояний. В-третьих, мы можем рассматривать самопознание как результат работы сенсорного интерпретирующего механизма, который может «распознавать» различные ментальные состояния (The Interpretive-Sensory Account). При этом сторонники такого подхода полагают, что этот же механизм может распознавать и ментальные состояния других людей. Сторонником такого подхода является П. Карузерс. Такой подход фактически устраняет уникальность знания о себе, поэтому он близок к подходу Г. Райла. В-четвертых, мы можем анализировать наши ментальные состояния как особую причину для действий и решений, даже в тех случаях, когда сознательно мы не осведомлены об определенном ментальном состоянии. Таким образом, ментальные состояния могут играть обосновывающую роль в нашей познавательной деятельности вне нашего ведома. В-пятых, можно назвать упоминавшийся выше подход, утверждающий, что есть особый механизм транспаренции. Его сторонниками являются Г. Эванс и Ф. Дретске. В-шестых, существуют рационалистические подходы, которые связывают знание о себе с нашим статусом рациональных мыслящих существ. Отдельные разновидности таких подходов связывают с рационалистической точкой зрения также нашу роль рациональных агентов. Здесь можно назвать таких философов, как К. Пикок, С. Шумейкер и Р. Моран.

Основные источники

Обновляемая библиография по теме: https://philpapers.org/s/self-knowledge.

Знание о себе на основании знакомства

Bayne T. Montague M. (eds.) Cognitive Phenomenology, Oxford: Oxford University Press, 2004.

Kriegel U. (ed.) Phenomenal Intentionality, Oxford: Oxford University Press, 2013.

Fumerton R. Speckled Hens and Objects of Acquaintance // Philosophical Perspectives. 2005. 19, р. 121-39.

Chalmers D. The Content and Epistemology of Phenomenal Belief // Consciousness: New Philosophical Essays, Q. Smith and A. Jokic (eds.) Oxford: Oxford University Press, 2003, р. 220-271.

Gertler B. Self-Knowledge, London: Routledge, 2011.

Знание о себе на основании внутреннего чувства

Shoemaker S. On Knowing One’s Own Mind // Philosophical Perspectives. 1988, 2, р. 183-209.

Shoemaker S. Self-Knowledge and ‘Inner Sense’ // Philosophy and Phenomenological Research. 1994. 54, р. 249-314.

Goldman A. Epistemology and the Evidential Status of Introspective Reports // Journal of Consciousness Studies. 2004. 11(7–8), р. 1-16.

Armstrong D. A Materialist Theory of the Mind, London: Routledge, 1968.

Другие подходы

Carruthers P. The Opacity of Mind: An Integrative Theory of Self-Knowledge, Oxford: Oxford University Press, 2011.

Dretske F. Introspection // Proceedings of the Aristotelian Society. 1994. 94, р. 263-278.

Evans G. The Varieties of Reference, Oxford: Oxford University Press (ed. J. McDowell), 1982.

Moran R. Authority and Estrangement: An Essay on Self-Knowledge, Princeton, NJ: Princeton University Press, 2001.

Peacocke C. Being Known, Oxford: Oxford University Press, 1999.

Strawson G. The Self // Journal of Consciousness Studies. 1997. 4(5/6), р. 405-28.

Анализ и критика

Аргументы против выделения «знания о себе» как отдельной разновидности знания:

Ryle G. The Concept of Mind, New York: Barnes and Noble, 1949. (рус. пер. Райл Г. Понятие сознания, М.: Идея-Пресс. 2000).

Dennett D. Consciousness Explained, Boston: Little, Brown & Company, 1991.

Dennett D. Sweet Dreams: Philosophical Obstacles to a Science of Consciousness, MA: MIT Press, 2005 (рус. пер. Дэннет Д. Сладкие грезы: Чем философия мешает науке о сознании. М.: УРСС: ЛЕНАНД, 2017).

Stich S. From Folk Psychology to Cognitive Science, Cambridge, MA: MIT Press, 1983.

Сборники, целиком посвященные проблеме знания о себе:

Coliva A. (ed.) The Self and Self-Knowledge, Oxford: Oxford University Press, 2012.

Hatzimoysis A. (ed.) Self-Knowledge, Oxford: Oxford University Press, 2011.

Wright C., Smith В., Macdonald С. (eds.) Knowing Our Own Minds, Oxford: Clarendon Press, 1988.

Gertler B. (ed.) Privileged Access: Philosophical Accounts of Self-Knowledge, Aldershot: Ashgate Publishing, 2003.

Smithies D., Stoljar D. (eds.) Introspection and Consciousness, Oxford: Oxford University Press, 2012.

Словарные и энциклопедические статьи

Gertler B. Self-Knowledge // The Stanford Encyclopedia of Philosophy.

Schwitzgebel E. Introspection // The Stanford Encyclopedia of Philosophy.

Обзорные работы

Gertler B. (ed.) Privileged Access: Philosophical Accounts of Self-Knowledge, Aldershot: Ashgate Publishing, 2003.

Данный сборник является достаточно репрезентативной антологией новых и оригинальных эссе ведущих философов о природе самопознания. В книге собраны новые актуальные статьи таких авторов, как Дж. Л. Бермудес, Ф. Дретске, В.Г. Ликан, Э. Соза и другие. В антологию также включены перепечатки классических статей П. Богоссяна, С. Шумейкера, К. Райта и других. Основная задача данного сборника – дать как можно более исчерпывающее представление о дискуссии, исходя из ограничений объема.

Smithies D., Stoljar D. (eds.) Introspection and Consciousness, Oxford: Oxford University Press, 2012.

В первой главе Э. Швицгебель, Ф. Дретске и Д. Столяр рассматривают проблему эпистемологического статуса интроспекции как источника знаний и убеждений. Во второй и третьей главах представлено множество различных подходов к пониманию интроспекции, в том числе те, которые были рассмотрены выше. В четвертой главе рассматривается проблема соотношения интроспекции и природы опыта. Следует учитывать, что многие вопросы, касающиеся интроспекции, совпадают с вопросами, касающимися знания о себе, поскольку интроспекция – это один из возможных источников знания о себе.

Комментарии ():
Написать комментарий:

Другие публикации на портале:

Еще 9