Этика веры
Этика веры – комплекс вопросов в аналитической философии, включающий в себя тематику в первую очередь эпистемологии и этики, а также некоторые вопросы философии сознания и психологии. Данная дискуссия носит название работы математика Уильяма Клиффорда «Этика веры», вышедшей в 1877, публикация которой вызвала рост интереса к данной теме.
Статья

Перевод оригинального словосочетания «The Ethics of Belief» как «Этика веры» является относительно устоявшимся, однако в отечественной философии остаётся дискуссионным вопрос о переводе с английского to believe и belief. В то время как глагол to believe можно переводить как верить, полагать, считать, придерживаться мнения, быть убеждённым; существительное belief обычно переводят как убеждение, верование, мнение. Кроме расхождений в самом переводе, имеются различные мнения насчет того, можно ли менять перевод в зависимости от контекста и подразумеваемого автором слова и, соответственно, по каким критериям выбирать тот или иной перевод. Проблема заключается в том, что различия в переводе влияют на разрешение многих эпистемологических проблем. В данном случае, кроме прочих вопросов, это влияет на ответ на вопрос о тематике изначального текста. Некоторые полагают, что текст касался критики религиозной веры (в этом значении обычно используется слово faith), кто-то понимает его как критику безосновательных верований (убеждений) в целом. Далее belief будет переводиться как «верование» для удобства изложения.

Основная идея статьи Клиффорда сосредоточена в формулировке принципа, который он выводит в результате своих рассуждений. Данный принцип является наиболее жесткой позицией по вопросу этики веры и звучит следующим образом: это негоже (неправильно) всегда, везде, и для каждого верить во что-либо при недостаточности доказательств (оснований) (далее – принцип Клиффорда). Данный принцип относится не только к моменту формирования верования, но также и к моментам времени, в которые верование уже сформировано. Чтобы подчеркнуть эту нераскрытую в самой формулировке принципа идею, Питер ван Инваген сформулировал другой принцип Клиффорда, который звучит так: это негоже (неправильно) всегда, везде, и для каждого игнорировать доказательства, относящиеся к его верованию, или поспешно отклонять относимые доказательства. С этими уточнениями принцип Клиффорда необязательно подразумевает необходимость волевого формирования верований, однако предполагает возможность для субъекта отказаться от того или иного верования на основании собственного волеизъявления. В качестве примера реализации сформулированного принципа Клиффорд приводит гипотетический случай с владельцем пассажирского судна, который отправляет судно в плавание, не будучи уверенным в его безопасности. Клиффорд утверждает, что независимо от того, утонет судно или нет, то есть независимо от наличия фактических негативных последствий, судовладелец виновен в том, что сформировал убеждение, не имея достаточных для этого доказательств (или имея доказательства против этого убеждения и игнорируя их).

Одним из первых оппонентов Клиффорда в споре об обоснованности сформулированного принципа выступил психолог Уильям Джеймс. Не отрицая необходимость принятия верований на основании доказательств в отдельных случаях, он утверждал, что существуют ситуации, в которых выбор может и должен быть сделан при недостаточности доказательств в пользу соответствующего верования. Критикуя позицию Клиффорда за слишком строгие требования, которые уводят субъекта от истины, Джеймс формулирует прагматистский подход, основанный на практической ценности выбора или бездействия. Например, если известно, что больной раком человек, уверовавший в своё выздоровление, скорее сможет побороть болезнь, то для данного человека оправданно и благоразумно верить в выздоровление даже при отсутствии доказательств в пользу этого верования. В некоторых ситуациях позиции Джеймса и Клиффорда могут быть созвучны в выборе того или иного варианта поведения, но принципиально, что существуют различия, которые недопустимы, исходя из обобщающей формулировки принципа Клиффорда. Эта дискуссия стала фундаментом для последующих обсуждений проблемы этики веры.

Основные вопросы, которые рассматриваются в связи с проблемой этики веры, следующие: может ли субъект формировать верования на основании волеизъявления; каковы основания для установления каких-либо норм формирования верований; каковы нормы, которых должен придерживаться субъект при формировании верований? Положительный ответ на первый вопрос, по мнению большинства философов, является необходимым для того, чтобы говорить об ответственности субъекта. Мы можем порицать действия, решения и убеждения только того лица, которое выбрало их сознательно. Позиция, согласно которой субъект может формировать верования на основании своего волеизъявления, называется доксастический волюнтаризм. Существуют различные варианты волюнтаризма, некоторые предполагают волевой аспект во всех операциях с убеждениями (формирование, сохранение, отказ и т.д.), а некоторые предполагают, что волеизъявление контролирует только часть из них.

Однако и сам факт наличия норм, регулирующих формирование убеждений и отказ от них, является дискуссионным. Обоснования наличия норм, устанавливаемых для формирования верований, отличаются в зависимости от вида этих норм. Существует три основных вида норм: эпистемические, моральные, пруденциальные нормы (или нормы благоразумия). Для эпистемических норм основным критерием является нацеленность на достижение истины, для моральных норм – нацеленность на благо в том или ином его понимании, а для пруденциальных – здравый смысл, прагматизм или благоразумие. Особенность пруденциальных норм в том, что они являются чем-то средним между моральными и эпистемическими нормами. Нормы морали, здравый смысл и практическая польза являются общепринятыми ориентирами в принятии решений и убеждений. Могут существовать разногласия относительно перечня данных норм, однако сам факт их наличия принимает большинство. Иначе обстоит дело с эпистемическими нормами. Несмотря на то что конкретные эпистемические нормы возникают в философских подходах уже давно, до недавнего времени достаточно редко говорилось о самостоятельной интеллектуальной этике, то есть о едином комплексе воззрений, касающихся эпистемических норм, ценностей и добродетелей. Однако идеи, которые лежат в основе интеллектуальной этики, можно встретить как в античной, так и в схоластической философии, выраженные в менее явной форме.

В выборе конкретного вида норм Клиффорд использует сочетание эпистемических и моральных норм, а Джеймс в первую очередь ссылается на пруденциальные, а затем уже на эпистемические нормы. С точки зрения прагматизма Джеймса, если принятие какого-либо верования позволит нам достичь определенной цели, приобрести определенную выгоду или решить поставленную задачу, то мы должны придерживаться данного верования. Однако и для Джеймса, и для Клиффорда выбор должен осуществляться из разумных вариантов, против которых нет очевидных опровергающих доказательств. Прагматизм можно рассматривать и как концепцию, исключающую установление норм, если он будет сформулирован в более жесткой форме. Для субъекта, руководствующегося практической выгодой, не нужны нормы, поскольку ориентирами служат цель и предполагаемый результат.

Данный подход, провозглашающий наличие особых норм этики веры, к сторонникам которого, кроме Клиффорда, можно отнести, например, Дж. Локка и Д. Юма, называется эвиденциализм. Однако существуют различные версии эвиденциалистского подхода, и если сам Клиффорд придерживался строгого эвиденциализма, то большинство философов являются сторонниками его умеренных форм в двух наиболее популярных разновидностях: эпистемический (Р. Чизхолм, Дж. Адлер, Р. Уайт, Р. Фелдман) и моральный (А. Вуд). Существуют также подходы, совмещающие эвиденциализм с иными точками зрения, которые приходят на помощь эвиденциалистскому подходу в сложных эпистемических ситуациях. Таков, например, умеренный фидеизм (Адамс), который утверждает право субъекта иметь определенное верование (belief) на основании собственной веры (faith), но при условии недостаточности или отсутствии опровергающих или подтверждающих доказательств.

Для эвиденциализма в большей степени, чем для остальных подходов, свойственно утверждение, что существуют различные степени убежденности субъекта, обладающего верованием. Иногда градация степеней убежденности ставится в зависимость от убедительности и достаточности имеющихся доказательств в пользу или против того или иного верования. Противоположной точкой зрения является позиция, что верование может либо присутствовать, либо отсутствовать, и других вариантов не существует. Третий вариант предполагает совмещение двух этих позиций, то есть утверждение, что один аспект верования может быть только в положении «да» и «нет», а другой аспект имеет градацию.

Альтернативой подходу Клиффорда может быть также консерватизм (иногда его также называют догматизм). Консерватизм предлагает максимально простое обоснование: верование субъекта в некоторую пропозицию обосновано, если субъект действительно верит в эту пропозицию (Дж. Харман, Д. Оуэнс). При этом субъект должен быть убежден, что против данного верования нет никаких неопровержимых опровергающих доказательств. Таким образом, если у субъекта нет никаких доказательств, имеющих отношение к его верованию (опровергающих или подтверждающих), то субъект может иметь обоснованное верование в отсутствии доказательств. Консерватизм является в этой части полной противоположностью эвиденциализма.

В определенном смысле альтернативой этике веры являются релайбилизм и эпистемология добродетелей, которые напрямую не относятся к данной дискуссии, но заслуживают отдельного упоминания в связи с ней. Согласно релайбилизму (А. Голдман), статус отдельного убеждения как обоснованного или необоснованного определяется тем, является или нет психологический процесс, в результате которого возникает это убеждение, надежным и приводящим к истине. Доказательства при этом не играют самостоятельной роли. Эпистемология добродетелей касается множества тем и напрямую не сталкивается с тем узким перечнем вопросов, которые здесь рассматриваются. Однако она предлагает новый подход к ценностной оценке в эпистемологии. Если традиционные подходы ориентируются на соблюдение субъектом эпистемических норм, то эпистемология добродетели исследует эпистемические качества самого субъекта (по аналогии с моральными качествами). В эпистемологии добродетелей существует два основных направления: релайбилизм и респонсибилизм. Первый рассматривает добродетели как познавательные процессы, удовлетворяющие критериям релайабилизма, а второй подходит к анализу добродетелей с точки зрения личной ответственности познающего субъекта за принимаемые им убеждения.

Основные источники

Обновляемая библиография по теме: https://philpapers.org/browse/ethics-of-belief.

Специальный выпуск журнала, посвященный этике веры: «Философия: Журнал Высшей школы экономики». М., 2019. № 3: https://philosophy.hse.ru/ (под ред. А.М. Гагинского и Ю.В. Горбатовой).

Эвиденциализм

Clifford, W.K. The ethics of belief // The ethics of belief and other essays, Amherst, MA: Prometheus, 1877 [1999], р. 70-96.

Wood A. Unsettling obligations: Essays on reason, reality, and the ethics of belief,

Stanford, CA: CSLI, 2002.

Chisholm R.M. Perceiving: A philosophical study, Ithaca, NY: Cornell, 1957.

Adler J. Belief's own ethics, Cambridge, MA: Bradford / MIT, 2002.

White R. “Epistemic permissiveness”, Philosophical Perspectives, 2005, 19:445-459.

Практический подход

James W. The Will to believe // The Will to believe and other essays, New York: Dover Publications, 1896 [1956], р. 1-31.

Putnam H. Pragmatism and Moral Objectivity // Words and Life, Cambridge MA: Harvard University Press, 1994, p. 151-181.

Консерватизм

Harman G. Change in view: Principles of reasoning, Cambridge, MA: MIT Press, 1986.

Owens D. Reason without freedom: The problem of epistemic normativity, New York: Routledge, 2000.

Huemer M. “Compassionate Phenomenal Conservatism”, Philosophy and

Phenomenal Research, 2007, 74: 30-55.

Pryor J. “The skeptic and the dogmatist”, Noûs, 2000, 34: 517-549.

Релайбилизм

Goldman, Alvin I. “Innate Knowledge”, in Stephen P. Stich (ed.), Innate Ideas, Berkeley: University of California Press, 1975, pp. 111-120.

1979, “What Is Justified Belief?” in G.S. Pappas (ed.), Justification and Knowledge, Dordrecht: Reidel, pp. 1-25; reprinted in A.I. Goldman. Reliabilism and Contemporary Epistemology, New York: Oxford University Press, 2012, pp. 29-49.

Lyons Jack. Perception and Basic Beliefs: Zombies, Modules, and the Problem of the External World, Oxford: Oxford University Press, 2009.

Эпистемология добродетелей (релайабилизм)

Sosa Ernest. A Virtue Epistemology. Oxford University Press, 2007.

Sosa Ernest. Knowing full well: the normativity of beliefs as performances // Philos. Stud., 2008. 142:5-15.

Pritchard, D.H. Epistemic Virtue and the Epistemology of Education // Journal of Philosophy of Education. 2013. Vol. 47. № 2, R. 241.

Эпистемология добродетелей (респонсибилизм)

Zagzebski L. and Depaul М. (eds.). Intellectual virtue: Perspectives from ethics and epistemology, New York: Oxford University Press, 2007.

Zagzebski L. Virtues of the mind: An inquiry into the nature of virtue and the ethical foundations of knowledge, New York: Cambridge, 1996.

Peels R. Responsible Belief: A Theory in Ethics and Epistemology. Oxford University Press USA, 2016.

Основательная работа по эпистемологии добродетелей на русском языке: Каримов А.Р. Эпистемология добродетелей: Научная монография. СПб.: Алетейя, 2019. 428 с.

Анализ и критика

Chisholm, R.M. Epistemic statements and the ethics of belief // Philosophy and Phenomenological Research, 1956, 16, Р. 447-460.

Автор анализирует основные эпистемические утверждения и термины в свете этики веры. Он проводит сравнение эпистемического и этического суждений, приходя к выводу об их сходстве в отношении свойства универсальности.

Whiting D. The Good and the True (or the Bad and the False) // Philosophy, 2013, 88 (2), Р. 219-242.

Автор анализирует соответствие между моральными категориями «хорошо» и «плохо» и эпистемическими категориями «истина» и «ложь». Утверждается, что хотя вера истине не всегда тесно связана с благом, верить в ложь всегда плохо. В статье содержится попытка обоснования утверждения, что не всегда хорошо быть правым, но при этом всегда плохо быть неправым.

Booth A. & Peels R. Why responsible belief is blameless belief // Journal of Philosophy, 2010, 107 (5), Р. 257-265.

В статье анализируются два подхода к понятию ответственного верования. Первый предполагает, что это безупречная вера (DDB), второй – что это достойная похвалы вера (DDP). Авторы защищают второй подход, утверждая, что ответственность верования – концепция, устанавливающая критерии свободы от вины.

Peters U. On the Automaticity and Ethics of Belief // Teoria, 2017, Р. 99-115.

Автор анализирует отношение между мышлением и наличием убеждения в отношении одной и той же пропозиции, критикуя подход, утверждающий наличие автоматической связи между ними. В статье в том числе критикуются эмпирические аргументы, используемые для обоснования данного автоматизма.

Fricker M. Epistemic Injustice: Power and the Ethics of Knowing, Oxford University Press, 2007.

Автор анализирует перспективы эпистемологии добродетели, приходя к выводу, что она может помочь решить многие проблемы в области этики знания.

Feldman R. Reliability and Justification // The Monist, 1985, 68(2), Р. 159-174.

Статья дает обзор и краткий анализ релайбилизма как способа оправдания верований. В качестве примеров рассматриваются как те когнитивные процессы, которые удовлетворяют критерию релайбилизма, так и те, которые релайбилизм отвергает.

Adler J. William James and what cannot be believed // Harvard Review of Philosophy, 2005, 13, Р. 65-79.

Автор рассматривает прагматизм и его представления о связи верования и воли, критически анализируя аргументы, изложенные в трудах Уильяма Джеймса.

Alston, W.P. Belief, acceptance, and religious faith // Faith, freedom, and rationality, Lanham, MD: Rowman and Littlefield, 1996.

Автор анализирует понятия религиозной веры, принятия и верования и приходит к выводу, что религиозная вера, анализируемая с точки зрения работы когнитивного аппарата, должна быть отождествлена скорее с «принятием», чем с «верованием».

Audi R. Faith, belief, and rationality // Philosophical Perspectives, 1991, 5, Р. 213-239.

В статье проводится сопоставление верования (убеждения), религиозной веры и рациональности. Автор утверждает, что религиозная вера может быть рациональна, даже если верование с аналогичным содержанием таким не является.

Audi R. Doxastic voluntarism and the ethics of belief // Knowledge, truth, and duty, New York: Oxford, 2001, Р. 93-111.

В статье представлена попытка построения этики веры при отрицании как генетической, так и поведенческой версий доксастического волюнтаризма.

Christensen D. Conservatism in epistemology // Noûs, 1994, 28, Р. 69-89.

Статья посвящена критике консерватизма в эпистемологии с позиции здравого смысла. Автор отстаивает точку зрения, что консерватизм не является приемлемой позицией в эпистемологии даже в наиболее слабой его форме.

Conee E. Evident, but rationally unacceptable // Australasian Journal of Philosophy, 1987, 65, Р. 316-326.

Автор с точки зрения практического подхода анализирует примеры ситуации, в которых, несмотря на наличие свидетельств в пользу определенного суждения, рационально воздерживаться от принятия данного суждения.

Dole A. and Chignell А. (eds.). God and the ethics of belief, New York: Cambridge, 2005.

Статьи, вошедшие в сборник, посвящены исследованию вопросов философии религии и философии теологии в контексте этики веры. Сборник дает широкое представление о применимости вопросов этики веры в философии религии и теологии.

Feldman R. The ethics of belief // Philosophy and Phenomenological Research, 2000, 60, Р. 667-695.

Автор рассматривает сразу несколько вопросов, входящих в дискуссию об «Этике веры»: он анализирует деонтологический подход к эпистемическому оправданию в свете критики волюнтаризма, отстаивает правоту эвиденциалистского подхода, а также обсуждает некоторые противоречия между эпистемическими и моральными вопросами.

Gibbons J. The norm of belief, New York: Oxford, 2013.

В работе представлен один из подходов к эпистемической нормативности, критикуется телеологический и инструменталистский подход к рациональности. Автор предлагает объяснять как нормы знания, так и нормы истинности с помощью фундаментальных норм разумности.

Heil J. Believing what one ought // Journal of Philosophy, 1983, 80, Р. 752-65.

В данной статье рассматривается проблема выбора между практической и эпистемической рациональностью в ситуациях, когда каждый вид рациональности предписывает поступать особым образом, исключающим другие варианты.

McCormick, M.S. Believing against the evidence: Agency and the ethics of belief, New York: Routledge, 2015.

Автор отстаивает позицию, что стандарты, используемые для оценки убеждений, не изолированы от других оценочных областей. Конечные критерии оценки убеждений такие же, как и для оценки действий, поскольку убеждения и действия являются одновременно следствиями свободы воли.

Neta R. Perceptual evidence and the new dogmatism // Philosophical Studies, 2004, 119, Р. 199-214.

Автор критически рассматривает один из аргументов в пользу Нового Догматизма, приходя к выводу, что некоторые элементы анализируемого им подхода являются взаимоисключающими и в сочетании приводят к парадоксу.

Roberts R. and Wood, W.J. Intellectual virtue: An essay in regulative epistemology, New York: Oxford, 2007.

Книга содержит проект регулятивной эпистемологии, которая базируется на идеях Джона Локка и других мыслителей Нового времени, являющийся альтернативным подходом для исследования интеллектуальных добродетелей.

Rott H. Negative Doxastic Voluntarism and the concept of belief, Synthese, 2016.

В статье представлен подход, именуемый негативный доксастический волюнтаризм, в соответствии с которым существует фундаментальная асимметрия в изменении веры: люди, как правило, приобретают убеждения более или менее автоматически и бессознательно, но они могут контролируемо и осознанно их сохранять или отказываться от них.

Ryan S. Doxastic compatibilism and the ethics of belief // Philosophical Studies, 2003, 114, Р. 47-79.

Автор критикует концепцию эпистемических обязательств и этику веры, рассматривая доксастический компатибилизм как основание, на котором базируется критикуемый подход.

Van Inwagen, P. It is wrong, everywhere, always, and for anyone, to believe anything upon insufficient evidence // Faith, freedom and rationality, Lanham, MD: Rowman and Littlefield, 1996, Р. 137-153.

В статье представлен содержательный анализ принципа, сформулированного Клиффордом, а также предложена другая, менее очевидная формулировка принципа, которая четко вписывается в дискуссию об этике веры.

Adams, R.M., The virtue of faith // The virtue of faith and other essays in philosophical theology, New York: Oxford, 1987, Р. 9-24.

Автор рассматривает веру как одну из эпистемических и моральных добродетелей и представляет позицию, которая может совместить в себе преимущества фидеизма и эвиденциализма.

Каримов А.Р. Эпистемология добродетелей, Алетейя, 2019.

В книге обосновывается двухуровневая концепция интеллектуальных добродетелей. Автор обосновывает позицию, что наиболее эффективной эпистемологической позицией субъекта, участвующего в коллективном познании, является та, в основании которой лежит интеллектуальная добродетель доверия.

Словарные и энциклопедические статьи

Chignell, Andrew. The Ethics of Belief, The Stanford Encyclopedia of Philosophy.

Matthew A. Benton. Knowledge Norms, Internet Encyclopedia of Philosophy.

Обзорные работы

Matheson, J. and Vitz, R. The Ethics of Belief: Individual and Social, New York: Oxford, 2014.

В этой книге представлено семнадцать эссе по вопросам, касающимся этики веры. В первом разделе исследуется этика веры с точки зрения индивидуального подхода. Она начинается с изучения вопроса о доксастическом волюнтаризме. Затем рассматриваются вопросы эпистемических добродетелей и их развития. В заключение рассматриваются вопросы о том, является ли знание в некотором смысле первичным и относится ли этика веры к эпистемологии или, скорее, к традиционной этике в широком смысле. Второй раздел включает подходы с социальной точки зрения. Он начинается с эссе социальных психологов. Представлен анализ юмианского, кантианского и феминистского понимания социальных аспектов формирования убеждений. Раздел завершается серией эссе, посвященных проблемам этики веры и обоснования убеждений в контексте социального подхода.

Clayton Littlejohn and John Turri, Epistemic Norms, Oxford UP, 2014.

Эпистемические нормы играют все более важную роль во многих современных дискуссиях в области эпистемологии и за ее пределами. Первостепенное значение среди них имеют дебаты о вере, действии и утверждении. Три основных вопроса организуют литературу. Какие эпистемологические требования сдерживают соответствующие убеждения? Какие эпистемологические требования сдерживают соответствующее утверждение? Какие эпистемологические требования сдерживают соответствующие действия? С огромным, но разрозненным ростом литературы по эпистемическим нормам настало время для сборника, объединяющего статьи авторитетных и начинающих деятелей, с прицелом на взаимосвязь между нашими тремя вопросами. Именно это и стремится сделать этот том.

Kornblith, Hilary & McLaughlin, Brian (eds.). Goldman and his Critics. Blackwell, 2016.

Сборник включает в себя работы философов, которые критически рассматривают идеи Алвина Голдмана, а затем ответы Голдмана на каждое эссе, поэтому будет полезен в качестве пособия для изучения релайбилизма и его критики. Рекомендуется ознакомиться со следующими статьями в данном сборнике:

1) Internalism, reliabilism, anddeontology (Стр. 1-21), Автор: Michael Williams;

2) The justification of memory beliefs: evidentialism, reliabilism, conservatism (Стр. 69-87), Автор: Matthew McGrath;

3) Process reliabilism and virtue epistemology (Стр. 125-148),Автор: Ernest Sosa;

4) Goldman on evidence and reliability (Стр. 149-177), Автор: Jack C. Lyons.

Введение в современную эпистемологическую проблематику

Указанные ниже работы помогут сориентироваться в разнообразных аспектах философского контекста, в котором обсуждается проблема этики веры. Работа Фелдмана в сжатой форме излагает основные подходы к обоснованию и определению того, чем является знание. Работа Чизолма излагает отдельные актуальные темы теории знания, а сборник под редакцией Маттиаса и Соза знакомит читателя с конкретными вопросами, обсуждаемыми в современной эпистемологии, по каждому из которых подобрано несколько противоположных позиций, изложенных в форме дебатов.

Feldman, Richard. Epistemology, Upper Saddle River, NJ: Prentice-Hall, 2003.

Chisholm, Roderick M. Theory of knowledge, Englewood Cliffs, NJ: Prentice Hall, 1989.

Steup, Matthias and Ernest Sosa. Contemporary debates in epistemology, Malden MA: Blackwell, 2005.

Комментарии ():
Написать комментарий:

Другие публикации на портале:

Еще 9