Почему Ватикан не спешит с канонизацией кардинала Степинаца. Материал от ИА REGNUM
События

В части канонизации того или иного деятеля Католической церкви папа Франциск обозначил особый подход, заключающийся в том, чтобы «вопросов» к будущему святому не было не только у католиков, но и православных. Это проявляется сегодня в отношении хорватского кардинала Степинаца.

Государственный секретарь Святого престола кардинал Пьетро Паролин во время недавнего визита в Хорватию, в ходе которого он рукоположил в епископы монсеньора Анте Йозича, ранее назначенного папой Римским Франциском апостольским нунцием в Белоруссию, в интервью католическому еженедельнику Glas Koncila объяснил позицию Ватикана по вопросу канонизации кардинала Алоизие Степинаца (архиепископ Загреба и примас Хорватии в 1937 — 1960-х годах). «Вся Церковь и, конечно же, Хорватия ждет этого с большим беспокойством и большим желанием», — отметил Паролин. Но канонизация должна стать «моментом единения для всей Церкви и не должна привести к новым конфликтам и спорам», что, конечно, «требует терпения со стороны Церкви в Хорватии».

Процесс прославления Степинаца в чине святого был начат в 1988 году папой Иоанном Павлом II, который беатифицировал кардинала, причислив его к блаженным. Это действие, предшествующее канонизации. Однако хотя и польский понтифик, и сменивший его немецкий папа Бенедикт XVI после произносили много хвалебных слов в адрес покойного хорватского примаса, всё затормозилось. Более того, в 2016 году аргентинский папа Франциск согласился создать специальную комиссию для изучения деятельности Степинаца, в которую вошли представители не только Католической церкви, но и Сербской православной церкви, что выглядело очень необычно. Ведь католики и православные самостоятельно решают, кого и когда им прославлять. Насколько здесь сыграло свою роль прошлое кардинала? Сторонники его канонизации делают упор на то, что во время Второй мировой войны он благожелательно относился к евреям и даже их защищал. А после вопреки давлению коммунистических властей Югославии отказался встать во главе национальной хорватской Церкви, отделившись от общения с Ватиканом. Однако никак нельзя забыть и темные пятна на облачении кардинала, который сотрудничал с нацистским режимом усташей Анте Павелича и занимался насильственным обращением православных сербов в католицизм.

В дневниках Степинаца можно найти запись от 28 марта 1941 года: «…Хорваты и сербы — два мира, северный и южный полюса; они никогда не смогут жить бок о бок, кроме как в силу чуда Божьего. Схизма — величайшее проклятие Европы, чуть ли не хуже протестантизма. В ней нет ни морали, ни принципов, ни правды, ни справедливости, ни чести». Соответственно этой идее кардинал и жил. Его возмущение вызывали лишь «эксцессы исполнителя», когда усташи «перекрещивали» в католичество православных сербов в массовом порядке и под дулами автоматов. Но сам процесс Степинац одобрял. Более того, когда часть Хорватии оккупировала фашистская Италия, представители которой прекратили насильственное окатоличивание, кардинал возмущенно писал Муссолини: «Итальянцы вернулись и восстановили гражданскую и военную власть. Немедленно ожили схизматические общины, а православные священники, до сих пор скрывавшиеся, появились снова и чувствуют себя свободно. По-видимому, итальянцы более расположены к сербам, нежели к католикам». И в другом месте в письме к итальянскому консулу в Загребе: «…На части территории Хорватии, аннексированной Италией, наблюдается упадок религиозной жизни, а также заметный сдвиг от католицизма к схизме».

Вместе с тем следует отметить, что исторические и политические сюжеты не являются определяющими для канонизации для католиков и православных, важны совершенно другие критерии. Но в случае со Степинацем папа Франциск отошел от обычаев. В мае 2019 года он говорил о своих отношениях с православными патриархами — болгарским Неофитом, грузинским Илией II, константинопольским Варфоломеем, московским Кириллом — и назвал их «великими». В этом контексте, комментируя проблему со Степинацем, понтифик сказал: «В определенный момент процесса канонизации появились исторические вопросы. Поскольку я должен подписывать канонизацию и несу свою ответственность, я молился, размышлял, советовался и понял, что должен попросить о помощи Иринея (сербского патриарха — С.С.): великого патриарха Иринея. Ириней оказал эту помощь, мы создали совместную историческую комиссию и работали вместе, поскольку как Иринея, так и меня интересует только одно — правда, чтобы не ошибиться. К чему заявлять о святости, если не выяснена правда?» Тем самым Франциск обозначил особый подход своего понтификата, заключающийся в том, чтобы «вопросов» к будущему святому не было не только у католиков, но и православных.

Это говорит о его видении святых заступниками и молитвенниками Церкви, какой она была до Великого разделения 1053 года. Об таком подходе косвенно говорил в Хорватии кардинал Паролин, когда подчеркивал, что «каждый шаг, ведущий к разделениям и конфликтам, не соответствует миссии вселенской Церкви». Это важно было сказать также в ходе визита, главным пунктом которого стало рукоположение в епископы нового апостольского нунция в Белоруссию. Ведь у белорусских православных есть свой Степинац — униат Иосафат Кунцевич, архиепископ Полоцкий, живший в конце XVI — первой трети XVII века. Его методы обращения местных православных в греко-католичество были таковы, что жители Витебска при поддержке жителей других белорусских городов и некоторых сёл, а также казаков, ворвались в архиерейский дом и убили Кунцевича. Пий IX в 1867 году причислил его к святым, провозгласив патроном для Руси и Польши. Но в итоге фигура Кунцевича до сих пор вызывает самые неприязненные чувства у православных Белоруссии, России и Украины. Как можно судить, Ватикан не хочет повторить эту историю и оттолкнуть от себя православных сербов. Так что история со Степинацем далеко не закончена.

Станислав Стремидловский

 

ИА REGNUM

 

 


Другие публикации на портале:

Еще 9